8 1 

Безопасность – одна из основных ценностей Росатома, и за её обеспечение отвечают уполномоченные ведомства и службы. Но их работа была бы невозможна без специального оборудования – детекторов, приборов и систем, измеряющих и контролирующих радиационные параметры ядерных технологий. Одно из предприятий, специализирующихся на решении задачи приборного обеспечения, – АО «СНИИП» – институт, уже 65 лет разрабатывающий и выпускающий приборы и системы, надёжно обеспечивающие ядерную и радиационную безопасность. При этом наряду с решением своих основных научно-производственных задач СНИИП организует собственную работу таким образом, что вопросов к безопасности производства, кстати, расположенного в одном из самых населённых районов Москвы, не возникает даже у наиболее непримиримых критиков атомной отрасли. О стратегии развития института, о наиболее значимых проблемах и новых разработках «Вестнику Атомпрома» рассказал генеральный директор АО «СНИИП» Игорь Бурцев.

Ваш институт был создан специально для обеспечения безопасности обращения с атомной энергией?

Да, когда СССР начал реализовывать атомный проект, возникла необходимость приборного обеспечения безопасности обращения с атомной энергией и с ионизирующими излучениями. Для решения вопроса в 1952 году было принято решение о создании специального института. Главной задачей СНИИПа стало создание научной и производственной базы ядерного приборостроения. Приборы для измерения ионизирующих излучений являются ключевым инструментом для исследований в области ядерной физики и обеспечения безопасности ядерных технологий.

8 6

Поэтому основное направление деятельности СНИИПа – это научные исследования в области измерений ионизирующего излучения, разработка новых приборов и систем, использующих новейшие достижения физики твердого тела, нанотехнологий, микроэлектроники, вычислительных технологий, позволяющих надёжно контролировать безопасность технологических процессов и персонала. Всё, что создавалось в СССР в этой сфере, было связано с нашим институтом, все, без исключения, атомные объекты оборудованы нашими приборами и системами. Везде,где используется атомная энергия, стоят приборы СНИИПа, если заглянуть в историю – это и первая АЭС, и первая атомная лодка, даже на втором космическом спутнике стояло наше оборудование. Сегодня наше оборудование работает на МКС, позволяя ученым реализовывать новые методы изучения воздействия космического излучения на организм человека, в том числе и с целью разработки научно обоснованных программ длительного пребывания людей в космосе.

Недавно вы проводили общественные слушания по вопросу продления лицензии на использование радиоактивных источников, необходимых для испытания приборов. Какие у вас остались впечатления от этой процедуры?

На первых слушаниях о продлении нашей лицензии одним из обязательных пунктов было приглашение экологических организаций на эти слушания. Мы так щепетильно к этому относились, потому что знаем, какой высокий уровень приемлемости мы должны получить. Тем более не секрет, что у многих людей, не имеющих специальных знаний, банально существует радиофобия. Ведь когда обычные люди заводят речь об атомной энергии, первое, о чём они говорят, это истории Фукусимы и Чернобыля. Помимо этого, сегодня одна из тенденций в некоторых развитых странах – это закрытие АЭС и замена их на «зелёные» источники энергии. На слушаниях присутствовали представители норвежской экологической организации Bellona, которая внимательно следит за всеми проектами и предприятиями Росатома. На наших слушаниях эти коллеги были самыми активными участниками, и меня поразило, что именно Bellona очень высоко оценила наши общественные слушания. Они сказали, что СНИИП был очень открытым, и подчеркнули, что сфера деятельности СНИИПа – именно вопросы безопасности. С момента появления атомного проекта мы занимались вопросами радиационной безопасности, и занимаемся ими профессионально. Для нас нет секретов в этой области.

8 2Вы недавно ввели новые очистные сооружения?

Да, мы модернизируем техническую базу и вкладываем в это большие деньги. Для повышения экологичности наших технологических процессов и  исключенияпопадания загрязнений в сточные воды введены в эксплуатацию современные очистные сооружения. Помимо этого, к концу года мы выполним большой заказ для Курчатовского института – поставим им современную автоматическую систему контроля радиационной обстановки (АСКРО). То есть радиационную обстановку на северо-западе Москвы будет контролировать оборудование СНИИПа. Разумеется, у нас есть много новых идей, но их нельзя воплотить все сразу. 

У нас большая инвестиционная программа, и мы её планомерно исполняем. В первую очередь реализуем те проекты, которые для нас принципиально важны – переоснащение технологий, расширение научно-исследовательских возможностей. Такие возможности у нас появились благодаря тому, что за эти 5 лет у нас в 10 раз выросла выручка и в 12 раз производительность. В частности, на производстве мы сделали ставку на высокопроизводительное оборудование с максимальной автоматизацией на всех этапах технологического процесса создания приборов. При этом вопросы экологии и безопасности для нас приоритетны.

Безопасность – это не только приборы, но и стиль работы самого предприятия?

Да, это, безусловно, культура. Лучший пример – наши проекты и показатели. Безопасность – наша ценность, и мы ею профессионально занимаемся. И по контролю технологических процессов, и по защите персонала мы создаём приборы и системы, и ни разу за всю историю работы института у нас не было проблем. Кстати, когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, первыми спецмалистами, которых пригласили, были сотрудники СНИИПа. И это наши люди в течение нескольких лет занимались устранением последствий этой катастрофы. Мы не просто производим приборы, но и своей работой показываем пример другим, как работать безопасно. У наших специалистов нет компромисса в этом вопросе, мы с безопасностью не шутим. У нас не может быть, к примеру, безопасности на 90%. Она либо есть на 100%, либо её нет! Мы знаем, с чем работаем. Поэтому наши специалисты уверены в своих системах и принимаемых решениях.

У вас есть конкуренты внутри страны?

Монопольно мы работаем только по военно-морскому флоту. А что касается атомной тематики, систем радиационного контроля, других систем безопасности – рынок очень конкурентный. Разработкой и производством оборудования радиационного контроля только в отрасли занимаются три компании. У кого-то продукция по каким-то параметрам чуть лучше, у кого-то чуть хуже. У нас в годы расцвета атомной энергетики работало 4 тысячи человек и было несколько профильных заводов: в Прибалтике, на Украине, в Обнинске, Пятигорске и в Трехгорном. Мы конструировали оборудование и передавали на производство этим заводам. При развале СССР оборвались эти связи, и СНИИП наряду с научными исследованиями и разработкой новых приборов обеспечивает производство и поставки приборного оборудования заказчикам. То есть стал научно-исследовательским институтом с развитым производственным комплексом. У нас, в отличие от наших конкурентов, есть полный цикл – научные исследования, разработка, производство, метрология, испытательная база, работа по пусконаладке – это все мы делаем от начала и до конца.

8 3

Какие ближайшие планы института?

Главное – вернуть потерянные компетенции. В 90-е годы были большие потери, из-за недофинансирования сотрудники уходили целыми отделами, создавали свои компании, кто-то выжил, кто-то нет. В настоящее время мы активно развиваем наши традиционные компетенции в области приборов и методов измерений ионизирующих излучений, поскольку требуется создание новых высокоинформативных измерительных систем, и в первую очередь для нового проекта АЭС с ВВЭР ТОИ. Большую работу проводим по развитию направления, связанного с созданием систем контроля и управления реакторными установками, которые являются ключевым инструментом в обеспечении ядерной и радиационной безопасности реакторов – в этом направлении нужны новые разработки, и мы их реализуем. В частности, по системам безопасности нам удалось увеличить выручку в 10 раз. Портфель заказов сейчас миллиардов под 20, мы участвуем во всех проектах, реализуемых Росатомом.Атомная энергетика в связи с высочайшими требованиями, предъявляемыми к безопасности технических решений, отрасль очень консервативная, и в этом плане очень БsбюрократическаяБt. В проектах, которые мы сейчас реализуем, оборудование закладывалось еще в начале 2000-х. Нам нужно переходить на новый класс, на новый уровень. Поэтому мы активно занимаемся НИОКР. Одно из ключевых направлений – система управления и контроля реакторной установки, в которой мы хотим интегрировать все основные системы безопасности, которые работают с реактором, и привести их по показателям оценки к требованиям, превосходящим современные международные требования безопасности.

8 4 8 5

 

Для вас как для генерального директора, что сейчас самое сложное?

Люди. У нас есть разрыв между молодыми специалистами и пожилыми. Сотрудники – либо очень молодые до 30, либо от 50 и выше. А специалистов среднего возраста, имеющих опыт и компетенции, крайне мало, и с этим проблема. Показательный пример – реализация проектов для нужд Тяньваньской станции. СНИИП предоставил полный спектр услуг – от разработки, изготовления, поставки систем и оборудования до проведения шеф-надзора, пусконаладки и обучения персонала. Так вот основу для реализации этих проектов составляют молодые ребята, возраст которых около 30 лет. И заказчик сначала с опаской отнёсся к молодому составу, но потом увидел их профессиональное отношение к делу. Но в итоге все остаются довольны работой, поскольку ребята обладают высокими компетенциями, знанием английского языка, высоким техническим и инженерным уровнем. АЭС "Тяньвань" запускают молодые ребята, и заказчики ими очень довольны. Там мы занимаемся не только системами радиационного контроля, но и системой контроля и управления диагностики, системой внутриреакторного контроля. Для меня это хороший показатель. Смена выросла и может реализовывать сложные проекты.

 

Смотреть онлайн

© Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», ООО «НВМ-пресс», Вестник Атомпрома