Снимок экрана 2016-04-17 в 11.32.25

Сегодня внедрение и совершенствование системы knowledge manadgment знаниями является ключевым фактором инновационного развития российской атомной отрасли. Об этом и многом другом "Вестнику Атомпрома" рассказал заместитель генерального директора – директор блока по управлению инновациями Вячеслав Першуков.

03 14

Вячеслав Александрович, сам термин "управление знаниями" что, собственно говоря, сегодня означает? Его смысловая нагрузка не претерпела изменений за последнее время?

Знаете, формула Маркса "деньги – товар – деньги" работала, работает и будет работать, потому что в условиях товарно-денежных отношений является объективным законом, наравне с законами физики, которые определяют развитие и функционирование социума. Что такое товар? Раньше товар был очень простым, и для того, чтобы он существовал, чтобы его можно было учесть, необходим закон сохранения. У нас существуют четыре основных закона сохранения: массы, импульса, энергии и четности. Других законов пока не открыли. Для материальных носителей все просто: взяли эквивалент в виде золота, которое не исчезает, не окисляется, и товар оценили в золотом эквиваленте. И тогда любая деятельность между людьми определялась по вышеназванной формуле, и экономика работала.

Взрыв произошел совершенно недавно, где-то в середине прошлого века. Человечество, создав компьютер и увидев в нем способ усиления собственного интеллекта и сохранения большего количества информации в меньшем объеме, а также запустив информационный обмен "коммуникации + Интернет +IT-технологии", поняло, что можно отождествить деятельность человека с новым носителем. Сам человек стал этим носителем. Каждый человек уникален, и у каждого есть определенные свойства: его знания, умения, которые могут приносить дополнительный доход. Тогда возникает формула "деньги – знания" или "технологии – деньги". И раз появляется новый инструмент появления дохода, то возникает вопрос: а как с ним работать?

Тем самым возникает система патентования, появляются лицензионные соглашения на передачу технологий, обучающая система по менторству, передача опыта. Одним словом, огромное количество разрозненных инструментариев, которые связаны с формальными знаниями (статьи, публикации, патенты) и неформальными знаниями (опыт, наставничество, творчество, научная деятельность, искусство, реликты, артефакты). Это все и есть знания, интеллектуальная деятельность, которую необходимо научиться учитывать вплоть до бухгалтерии.

Получается, что управление знанием – это управление ресурсом? Насколько это управление многогранно?

Это управление представляет как минимум три композиции: управление контентом (описывает, что это такое, как это отождествить), управление результатами (стоимостью, которую эти знания приносят) и, наконец, управление персоналом (людьми, которые являются носителями неформализованных знаний). Вот эти три элемента, которыми надо научиться управлять.

03 12

Что-то подобное «управлению знаниями» существовало в советские годы в отрасли?

Тогда не было потребности находить инструмент управления знаниями как товар. В то время был один собственник, один разработчик, один пользователь. Зачем внутри себя в натуральном хозяйстве заниматься системой менеджмента? Но как только вы включаете товарно-денежный оборот, то возникает совсем другая ситуация, когда мы должны все учитывать и проработать механизмы управления данным ресурсом и получать прибыль. Европа и Америка, они же отдают свои технологии, знания и получают роялти.

Сегодня на отраслевых предприятиях изобретения обязаны патентовать в соответствии с принятым планом, а на какой срок необходимо иметь запас технологий?

Нельзя патентовать все подряд, ухудшая свой баланс, это замораживает активы и стоимость компании падает. Вы должны на уровне 10–15 лет, в зависимости от жизненного цикла, иметь запас технологий, подтвержденных вашими патентами, с тем чтобы их вовлечь в товарный оборот, в коммерциализацию, в промышленность и не замораживать вашу интеллектуальную собственность на десятки лет вперед, которые будут приносить не прибыль, а убытки.

И потом, что является источником для изобретения? Актив, который ставится на баланс. По российскому законодательству, для того чтобы поставить что-то на баланс, увеличить стоимость, нужно тратить прибыль. Поэтому выгодно делать первое увеличение за 15–20 лет, не больше. Второе: по источникам денег, чтобы не было проблем с налогообложением. Третье: необходимо сделать такие патенты, которые бы не открыли существо критической технологии, а сопровождались бы ноу-хау. Нормальная ситуация в мире: на один патент четыре ноу-хау. Мы сейчас пока приняли в качестве плана на один патент два ноу-хау.

И, наконец, четвертое, сама патентная деятельность достаточно тяжелая и нужны специалисты, а они есть далеко не на каждом предприятии. Поэтому план есть, требования есть, ограничения тоже есть. Сейчас в России поставлена задача догнать хотя бы Америку, не говоря уже о Китае. Отличия в сто раз между количеством патентов, которые формируются у нас и в Китае. Разница в количестве населения в 10 раз, а патентов – в 100 раз! Это характеризует творческую активность и чему посвящен основной бизнес в той или иной стране. Посвящен ли он созданию новых знаний, технологий, генерации нематериальных активов или нет. Поэтому knowledge manadgment является обязательным элементом для технологических компаний. Нет knowledge manadgment – нет технологических компаний.

03 11

В апреле состоится форум по управлению знаниями. Какие основные результаты вы ожидаете от форума?

Мы поставили новую задачу в рамках развития Системы управления знаниями (СУЗ) и будем говорить на форуме о том, что СУЗ должна стать базой ядерной инфраструктуры. Что такое ядерная инфраструктура? Это нормы, правила, обоснования, проектная документация, техническая документация, эксплуатационные характеристики – то есть огромный пласт информации, связанной либо с носителями, либо с формальными документами. Эта инфраструктура пересекается с требованиями МАГАТЭ по передаче технологий от стран, имеющих ядерные технологии, тем странам, которые только еще выходят на рынок. Вот им необходимо или знания передать, или инфраструктуру построить.

Но, оказывается, передать технологии, то есть построить объект, к примеру энергоблок, недостаточно. Люди должны обладать пониманием, как работает то, что они получили. Они должны у себя выстроить образовательные процессы, регламентные процессы по обеспечению безопасности. Заказчик должен иметь постоянную систему обучения, тренинговые и исследовательские центры. Потому что без знаний любой высокотехнологичный и сложный объект представляет собой просто груду железа. 

Нельзя использовать атомную энергетику как черный ящик с одной кнопкой «хочу», нажав которую получаешь электроэнергию. Слишком высока опасность, что, нажав не на ту кнопку, мы получим очередной Чернобыль или Фукусиму. Необходимы знания. Поэтому в этом году для форума мы выбрали не просто научные работы разработчиков технологий, а добавили к ним с докладами девелоперов, которые занимаются строительством, и операционный персонал, то есть тех, кто реально эксплуатирует АЭС.

© Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», ООО «НВМ-пресс», Вестник Атомпрома